Все о детях
от рождения до 3 лет

Реклама 25 апреля 2017

Словарь
Статьи

Занимайтесь с ребенком тем, что вам нравится

Катерина Мурашова – о раннем развитии, похвале и выборе психолога

Психолог Катерина Мурашова — о раннем развитии, о том, что поможет родителям справляться с типичными проблемами в воспитании детей, и о том, как подобрать хорошего психолога.

Воспитание детей, раннее развитие

— Раннее развитие — многие родители вкладывают столько сил в него, что другим страшно — не опоздали ли мы, если ребенку уже девять месяцев, а он не ходит ни на какие развивающие занятия?

— В принципе, мы можем выстраивать свои взаимоотношения с ребенком так, как нам нравится. Мы имеем на это полное право. Исходить надо вот из чего: если вам нравится много играть с ребенком, непрерывно клеить карточки, и вы видите это как что-то существенное в своей жизни — сколько хотите, столько и клейте.

Хочется побыть аниматором — будьте им. Никто вам не судья.

— А если, наоборот, особо не хочется играть с ребенком?

— Тогда не нужно. Надо искать такое совместное занятие, которое вам доставляет удовольствие.

Возможно, вам хорошо с ребенком, но тошнит от карточек. Зато нравится в парке кормить уток. Берете батон, идете с утра в парк и кормите уток, наблюдая, как сначала выросли цветочки, потом образовались ягодки, потом опали листья, а утки сначала вывели, потом вырастили птенцов. В этот момент вам хорошо, и ребенок с удовольствием кормит уток.

Утверждение, что существует некое правильное поведение — абсолютно неправомерно. Если мы посмотрим историю в объеме школьного курса, то увидим разнообразие способов выращивания потомства.

Поскольку сейчас традиций как таковых нет, нужно исходить из себя, а не из моды, переживая, что все уже нарезали своим детям карточки по Доману и закупили кинетический песок, а вам ни карточки, ни песок не нравятся. Ребенок считывает с матери не карточки Домана. Он считывает интерес, искренность. Чем старше ребенок, тем больше считывает.

— Всё равно невозможно не думать про то, что у ребенка нет в итоге ни английского, ни карточек Домана.

— А мы уток кормим. Конечно, родитель отвечает за образовательный маршрут ребенка. По крайней мере, до определенного этапа. Но во время занятий от родителя к ребенку должен идти позитив. Поэтому имеет смысл искать то, что вызывает у родителя положительные эмоции. Те, кто с удовольствием кормит уток, на самом деле не волнуются по поводу того, что все уже нарезали карточки.

Одна из самых, может быть, больных проблем сегодня связана с тем, что современные матери очень часто (раньше этого вообще не было) помещают в детей собственную ненайденность. Они не знают, что любят — кормить уток, резать карточки, работать с кинетическим песком. Если мать точно знает, что она любит петь с ребенком по утрам хором на рассвете, то, собственно говоря, она себя нашла.

Таким образом, главная задача — найти себя, а ребенок подстроится, как это происходило во все исторические периоды и повсюду.

— Мне приходилось встречать утверждения о том, что сегодня дети, которых очень много образовывали дома, позднее не усваивали школьную программу, потому что всё уже знают, и им сначала неинтересно, а потом они уже не могут встроиться в самообразовательный процесс, так как не привыкли заниматься. Такие ситуации встречались?

— Да, встречались. Если вы строите образовательный маршрут своего ребенка так, что он научился читать в три года, значит, вы должны думать о том, чем займете его в семь лет. Ребенку не нужно уметь читать в три года. В три года ему нужно решать совершенно другие психологические задачи. Закон Ломоносова — Лавуазье никто не отменял: если где-то что-то прибавится, где-то что-то убавится. Если вы учите ребенка читать, то за счет чего-то.

— Хвалить или не хвалить?

— Конечно, хвалить. Хвалить, если вам что-то нравится: «Боже, как мне нравится твой рисунок. Особенно меня прикололо это. Это что, швейная машинка или птичка? Птичка? В ней такая экспрессия, мне так в кайф». Делать это искренне. Без положительного подкрепления не будет развития.

— Как вы относитесь к идее такой похвалы, когда мы хвалим намеренно те качества, которые хотим видеть в ребенке? Например, нам хочется, чтобы ребенок рисовал или делился своими игрушками. И в тот самый момент, когда он вдруг внезапно поделился, мы говорим: «Ванечка, да ты просто как...» — и отмечаются те качества, которые нам нужны.

— Пожалуйста, только, опять же, искренне, через свои эмоции: «Ванечка, полтора года я потратила в песочнице на попытку заставить тебя поделиться хоть с кем-нибудь хоть чем-нибудь, и сейчас я увидела, как ты отдал Свете свой самосвал. Ванечка, сын мой, я горжусь тобой, ты растешь на глазах. Я обязательно расскажу сегодня об этом папе, бабушке и тете Тане, когда она к нам придет». Да, разумеется: то, что ребенку не давалось, или то, что вы хотите в нем видеть, и вы замечаете движение в нужную сторону — подхватывайте обязательно.

— Время в песочнице, когда дети перерывают песок, а родители тут же сидят в мобильном телефоне, читают соцсети — не потрачено впустую? Иногда кажется: вот, ребенка сейчас никак не развиваю, он сам по себе в песочнице, а я тут ерундой страдаю...

— Да ладно. Мы вообще в этой жизни в той или иной степени ждем, когда всё закончится. Можно подумать, что мы не сидим в песочнице. Сидим, как миленькие. Я только против того, чтобы в это время мама вместо занятий для себя искала в интернете, как бы еще развить ребенка. Чтобы она самореализацию помещала в ребенка.

— Почему это плохо?

— Потому что ситуация закольцовывается. Нет вектора развития. И очень большая опасность, что она скажет: «Я тебе всю жизнь отдала. В кинетический песок, который мне не сдался, с тобой играла». А он очень разумно ответит: «А я тебя просил?». Так произойдет, потому что ребенок — отдельная личность, и эта личность в какой-то момент обязательно перестанет удовлетворять ее желания.

Воспитание детей, раннее развитие

— За то время, что вы работаете психологом, дети изменились?

— Да. Они стали более разными. Если, когда я была ребенком, все двенадцатилетние были приблизительно одинаковыми, с приблизительно одним набором знаний и навыков, то сейчас разброс в разы больше. Можно встретить двенадцатилетнего ребенка, с которым разговариваешь, как со взрослым человеком. Он мотивирован, представляет себе мир, как систему, видит свой маршрут, готов обсуждать. И можно встретить двенадцатилетнего, которому соску хочется предложить.

— Нет такого впечатления, что дети больше гаджетоориентированы?

— Да, есть, конечно. Но так развивается мир. Не нравится — ну так работайте над этим.

— А как?

— Закон Ломоносова — Лавуазье: где-то что-то прибавится — где-то что-то убавится. Я вижу родителей, которые живут в реальном мире, и им классно. И я вижу их друзей, которые тоже живут в реальном мире, и им классно. Есть шанс.

— Как искать хорошего психолога для ребенка?

— Решив обратиться к психологу, прежде всего нужно понимать, что приблизительно до одиннадцати лет все проблемы ребенка рассматриваются только в контексте семьи. От идеи отвести куда-нибудь четырехлетнего малыша, чтобы с ним поработал психолог, можно смело отказываться.

После одиннадцати могут появляться свои собственные проблемы, связанные со взаимодействием в социуме, имеющие уже довольно слабое отношение к семье. Но у большинства психотерапевтические возможности открываются еще года через полтора.

Психология сейчас находится в той точке, в которой находилась в XVII веке медицина. Как в медицине того времени не было общей концепции болезней, так в психологии нет общей концепции личности. Поэтому разные психологи будут называть свои версии возникновения проблемы.

Для каждого случая эффективно отдельное направление психологии. Если, например, ребенка заперли в холодильнике, он там просидел, чуть не погиб, теперь боится всего запертого — не остается в туалете, не ездит на лифте, такая проблема решается с помощью поведенческой психотерапии. Если проблема в непонимании между людьми, неумении проговаривать какие-то вещи — это гуманистическое направление.

Если человек запутался, не знает, что ему делать — когнитивная психотерапия.

Если чувствует, что с его личностью что-то не то, хочет стать другим — это к аналитикам.

Под проблему мы ищем направление. Внутри направления мы ищем людей, которые так и говорят: я занимаюсь когнитивной психотерапией, я решаю такие-то проблемы.

— Страшно отводить ребенка к человеку, который может оказаться непрофессионалом.

— Вы не отводите ребенка. В том-то и дело, что профессионал, если речь идет не о подростке, будет работать с семьей. Вы будете знать, что происходит. Это не игровые занятия, где вы ребенка сдали и через некоторое время обнаружили изменения. Психолог может разговаривать отдельно с ребенком, хотя с четырехлетним не будет.


Добавить отзыв к статье
Введите код, который Вы видите на картинке: Code * - поля, обязательные для заполнения.