Все о детях
от рождения до 3 лет

Подписаться
Статьи

Как разобраться в причинах запоров у детей

13 вопросов родителям от детского психолога

Содержание:

 

Психологические причины запоров у детей могут лежать гораздо глубже, чем дискомфорт при пользовании туалетом в детском саду или школе. Какие вопросы надо задать себе родителям, если в семье есть проблема запоров, рассказывает психолог Светлана Ройз.

причины запоров у детей

А давайте поговорим о... какашках. Точнее о том, что с ними связано. Тема запоров у детей разного возраста сейчас в запросах в тройке лидеров - вместе с агрессией и сложностями с засыпанием.

В районе 2,5-4,5 лет (сейчас дольше) «анальная» и какашечная тема популярна среди детей. Они шутят о попе, издают соответствующие звуки, называют друг друга «какашками». В современных книжках для детей этого возраста популярен коричневый цвет. Тема фекалий в книгах, мультфильмах вызывает восторг - на удивление взрослых.

Это возрастная норма для этой темы. Примерно к 2-3 годам ребенок говорит о себе «Я» - и это один из неочевидных признаков готовности какать на горшок. (Это не значит, что его не нужно приучать раньше. Конечно, нужно, но осознанно он будет совершать последовательность нужных горшочных действий, как правило, после появления «Я».)

Тема дефекации (как и приучения к горшку) связана с темой контроля. Ведь, по большому счёту, контролировать процесс какания (удерживать и отторгать) - одна из первых возможностей ребёнка проявить контроль, проявить власть (опосредованно - и над родителями) и получить от этого удовольствие. И это на самом деле - первая «форма контроля над внутренними процессами». Эта тема - часто неочевидно для нас - связана с возможностью проявлять и «направлять» эмоции, творчески выражаться, даже с речевой активностью, а еще с жадностью, скупостью, аккуратностью, возможностью выдержать неопределенность, упрямством...

Когда причины запоров у детей - питание или проблемы со здоровьем

Тема запоров находится на стыке психологии и медицины. Поэтому при любых запросах, связанных с детскими запорами (как и с другими темами «про здоровье»), настаиваю: психолог не работает вместо доктора. Мы работаем вместе. Ну, и здоровье ЖКТ, особенно работа кишечника, напрямую связана с эмоциональным состоянием - об этом сейчас все больше исследований.

Это одна из тем, когда общих рекомендаций будет недостаточно, важна индивидуальная консультация психолога. Но, возможно, то, что буду описывать, натолкнёт на причину симптома.

Вопросы, которые я задаю родителям (при этом прошу, чтобы они были в контакте с педиатром):

  • изменился ли сейчас режим питания,
  • изменилось ли само питание,
  • какие продукты исключены из меню (буквально - набор продуктов),
  • какие продукты ребёнок не ест и как родители обходятся с этим (заставляют, заменяют и проч.),
  • сдавали ли анализы - уверены ли родители в том, что у ребёнка именно на эти продукты нет аллергии,
  • достаточно ли ребёнок пьёт воды,
  • жалуется ли на боли в животе,
  • есть ли вообще склонность к аллергии,
  • когда появился симптом,
  • не было ли опыта, когда ребёнку было больно какать? (Естественно, что он будет пытаться защититься от возможной боли.)

(Иногда становится очевидно, что это вопрос питания, а не психологии.)

С чем еще могут быть связаны запоры у детей

Теперь вопросы, которые могут показаться странными, но связаны с запорами.

1. По кому ребёнок сейчас скучает? Есть ли кто-то, кого ребёнок пытается «удержать» в себе. (Помните, что какание - проявление первой формы контроля над внутренними процессами? Фекальные массы - какашки - в психологической проекции могут быть связаны с «питательной средой» - людьми, идеями, эмоциями, впечатлениями, которые ребёнок «проглатывает», переваривает, впитывает, встраивает в себя - и готов отпустить - буквально - выкакать.)

Иногда дети не готовы «отпустить» - папу или маму, которые живут отдельно, в разводе. Друзей, няню, которых сейчас не хватает. Когда у нас есть ощущение, что мы чем-то успеем наполниться и когда выйдем из контакта, доступ к этому не потеряется - нам легче отпускать. Идеально - постараться такой контакт делать не обязательно частым, а регулярным, предсказуемым. Фиксировать внимание ребёнка на том, что мы не можем присвоить человека, но мы остаёмся в отношениях, даже если его не видим. Делаем фотографии, дарим друг другу подарки-символы.

2. Как часто ребёнок от нас слышит слова: «Ты должен контролировать!» Нам важно допустить, что мышление, чувства и телесность очень связаны. Если мы - родители директивного типа, если наша потребность в контроле слишком сильна (чрезмерна для возраста и выдерживания ребёнка) - это может проявляться на телесном уровне. И тут нам важно наблюдать за собой, уравновесить свои требования и возможности ребёнка.

3. Насколько ребёнок позволяет себе проявить свои разные эмоции? (Мы детям даём право чувствовать, мальчикам и девочкам - даём право плакать, объясняем разницу между эмоциями и поведением. Все эмоции важны. Они делают нас живыми и создают связь с реальностью. Нам нельзя отказаться от эмоций, «запереть» их, а вот поведение мы постепенно учимся «выбирать».)

4. Насколько мы сами брезгливы? Часто ли ребенок от нас слышит - фи, фу! Легко ли вам вообще сейчас читать текст о какании? Для ребёнка то, что из него «выходит» - часть его, продолжение его. Если ребёнок наблюдал нашу резкую реакцию на естественные физиологические проявления, он может пытаться их сдерживать, пытаться не быть «какашкой», которая «фи». И тут нам важно искренне говорить: ты, твоё тело и то, что из тебя выходит, - хорошо, правильно и прекрасно.

5. Насколько мы требуем идеальности? Ребёнку важно соответствовать нашим ожиданиям. Он будет это делать нелогично, обходным путём. Если вдруг у него создаётся версия, что идеальные люди какают радугами и бабочками, не совершают ошибок, не позволяют себе отбрасывать тени - это может проявляться и в запорах. Нам важно, как минимум, рассказывать о своих ошибках.

6. Безопасно ли ребёнку в этом конкретном месте, где он сейчас находится? (Мы - взрослые и дети - готовы «оставить» часть себя только там, где нам безопасно. Важно понять, что именно вызывает тревогу и что мы можем изменить.)

7. Есть ли у ребёнка возможность сказать «Мое» и не поделиться, не отдать брату-сестре свои игрушки и проч. (Если у ребёнка нет ощущения, что он может что-то «удержать» во внешнем мире, он будет это делать во «внутреннем».) Ребёнку полезно запускать воздушного змея (это красивая метафора - я его отпускаю, но он все равно со мной), пускать мыльные пузыри, кораблики по реке.

8. Насколько истеричны находящиеся рядом люди? (У ребёнка может быть стратегия: я не хочу таким быть. Я буду сдерживаться. И мы помним о связи телесности и эмоций.)

9. Рисует ли ребёнок, любит ли лепку, поёт ли? Много ли болтает? Тема какания - удивительно связана с темой позволения себе творчества. И темой речи. Ведь мы не случайно говорим - «словесный понос, словесный запор». Важно петь, рисовать ладонями и пальцами, играть кинетическим песком, лепить из глины, пластилина, теста (особенно колбаски-«какашечки»), говорить скороговорки, проползать через тоннели - это все терапия и профилактика.

10. Часто ли ребёнок слышит: «Нам нужно экономить, нам нужно «ужаться». Мы должны продержаться». (Ребёнку важно слышать: деньги есть, но они распланированы. Идеально, конечно, если он не посвящён в тему финансовых проблем.)

11. Есть ли то, на что ребёнок может повлиять. Есть ли то, в чем может почувствовать свою власть и главенство. (Тема запоров - это и тема власти. Личной силы.) Здорово, если у нас в семьях есть дни, когда дети рулят, когда они могут ненадолго предложить свои правила, если мы даём им право выбора в том, в чем для нас возможно. Когда ребёнок попадает в больницу - где над ним проводят манипуляции и степень его собственного контроля невелика, - возможны запоры. В этом случае важно хотя бы дать ребёнку возможность отдавать «команду» медперсоналу к началу манипуляций. И играть с ним в игры по его правилам.

12. Не боится ли ребёнок отпускать родителей, не было ли недавно в семье горя, потери близких, домашнего питомца (да, как бы нам ни было странно это слышать - это нас, чаще всего, ребёнок «проглатывает», «интроецирует», делает частью себя, а потом «выкакивает»). Именно сейчас, если мы работаем дома, ребёнку, возможно, сложнее, выдержать двойственность - «вроде, они со мной, но их нет», «а не умрут ли все близкие». Часто ребёнок чувствует, что мы с ним, но, на самом деле, уже хотим быть подальше - и тут очень важно отслеживать свои двойные послания, создавать «ритуалы близости», любые, в которых он может ощущать - я с тобой.

При потере - важно помочь ребёнку прожить эмоции, не капсулировать их, говорить с ним, если он готов, о том, по кому он скучает, смотреть фотографии... и тут важно сопровождение специалиста.

13. В контакте ли ребёнок со своей телесностью.

Я как-то рассказывала о комплименте маленького клиента: «Тетя Света, я тебя так люблю, так люблю, что хочу порезать на кусочки, съесть и не выкакать». Этот текст - норма для детей 4 лет, и это означало: «Тетя Света, ты мне очень нравишься».

Старалась писать максимально емко и самое главное. Все, что я описывала - касается и взрослых.

Пусть пригодится. Или лучше - не пригодится.

Добрых здоровых взрослений.

14.06.2020
Статья из блога автора


[1 год 6 мес. - 3 годa]

По медицинским вопросам обязательно предварительно проконсультируйтесь с врачом

Добавить отзыв к статье
Введите код, который Вы видите на картинке: Code * - поля, обязательные для заполнения.



© 2005-2020, Наш ребенок

SIA "ALP-Media", info@ourbaby.ru, Ourbaby.ru, https://www.nashrebenok.ru

Материалы сайта носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Права авторов и издателя защищены.

Change privacy settings