Статьи

Правильного воспитания не существует

Екатерина Мурашова – о том, как выбрать свой стиль воспитания детей

Содержание:

Екатерина Мурашова — практикующий возрастной психолог, член Союза писателей, автор более 15 книг для детей, подростков и родителей. Беседа с Екатериной Мурашовой на тему «Существует ли „правильное воспитание“, или Самые распространенные родительские ошибки» состоялась в родительском центре «Рождество».

Воспитание детей

Я психолог-практик с 25-летним стажем. По первому образованию — эмбриолог-биолог. Ранее я работала в зоопарке, в цирке-шапито, я очень хорошо знаю и понимаю животных. Развитие меня интересовало всегда, биология — это развитие особи от зачатия до смерти. Поэтому, когда во время перестройки наука перестала иметь место, я пошла учиться на психолога.

Возрастной психолог изучает психологическое развитие особи от зачатия до смерти, фактически я стала специалистом по онтогенезу. Любые вещи, связанные с онтогенезом, с возрастными особенностями, кризисами, причем не только детей, но и взрослых, и семейных — это моя специализация.

Психологический факультет был для меня вторым высшим образованием, со мной учились уже взрослые люди, мой курс состоял из двух половин. Одна половина — это учителя, присланные из глубинки на переподготовку по психологии. Они приехали, потому что в то время вышел указ, что во всех школах должны быть психологи. А вторая часть — экстрасенсы. Они так и представлялись: «Я — Катя, экстрасенс». Большая часть уже практиковала как экстрасенсы, они пришли за дипломами.

Посмотрев на всё происходящее, я остановилась на самом примитивном уровне — психологическая консультация.

К содержанию

Что делает психолог-консультант

Что делает психолог-консультант? Он крутит стакан. Любая ситуация, любая личность является многогранной, как стакан. Любой человек имеет несколько граней. Иногда — одну, иногда — три. Психолог-консультант всего лишь поворачивает.

Иногда, увидев еще несколько граней, человек прекрасно понимает, что ему сделать, и идет это делать. Иногда, увидев несколько граней, человек понимает, что он не хочет разрешать эту ситуацию, и его всё устраивает. Иногда человек делает вид, что он никогда не видел свои новые грани, это тоже имеет право на существование.

Родителям, которые ко мне приходят, я говорю: «Выйдя из моего кабинета, вы можете забыть всё, что я вам скажу». Женщины всё-таки вежливые, а честные мужчины иногда говорят: «Так и сделаем». Это тоже имеет право на существование.

Я работаю в обычной муниципальной поликлинике Санкт-Петербурга. Вот у молодой мамы возникает вопрос: например, как лучше уложить детей спать. Она идет в интернет, там написано: ребенок должен спать только с матерью, это физический контакт, спокойная мать, ребенок в любой момент может поесть, мать контролирует ситуацию, а ребенок слышит ее сердцебиение, и вообще странно, что кто-то говорит о чем-то другом.

Молодая мама открывает другую ссылку. Там написано: спать только отдельно. Английские аристократы детей клали спать отдельно, у вас есть какие-то претензии к английским аристократам? Мать высыпается, ребенок приучается к режиму, у матери быстрее восстанавливается сексуальная жизнь. Кто сказал, что это не важно?

Мать в растерянности: вот — ребенок, вечером его надо куда-то уложить. Это проблема, которая стоит перед многими родителями. Пометавшись, некоторые родители приходят к мысли: невозможно удовлетворить всех этих экспертов, поэтому мы должны просто выбрать какое-то мнение. Выберем того, кто кажется вменяемей, назначим его экспертом и будем делать, как он скажет. Выглядит это душераздирающе.

Биологическая программа

К содержанию

Любое воспитание — правильное

Давайте нарисуем два дома. В одном (во дворце) живет английский аристократ, в другом (это будет юрта) живет кочевник. Ребенок приходит в мир, не зная, куда он попал. Он может родиться в юрте кочевника и жить в ней, а может родиться в Англии в семье аристократа.

Вот маленький аристократ. Как он живет? Где он спит? Отдельно. У аристократов нет традиции совместного сна. Ребенка приносят с того места, где он родился, кладут в кроватку. Никто никогда не возьмет его к себе в кровать. К нему будут подходить, его будут утешать, его будут лечить.

В то же время наш маленький кочевник до 18 лет будет спать с мамой и с папой на одной кошме. Кочевник будет полностью получать «стучание сердец», близость с матерью, всё то, что было описано в первой ссылке, которую открывает молодая мама. Маленький аристократик не получит ничего.

Как ест аристократ? Ножом и вилкой по расписанию. Кочевник — ручками, когда захочет. Его научили: открываешь крышку казана, ручкой берешь кулеш, закрываешь крышку.

Наш маленький кочевник уже остается в юрте один. Мама с папой уходят пасти скот, ему оставляют собачку, чтоб не было так скучно, и он ждет маму. Маленький аристократ останется хоть раз один? Точно — нет. Если мама и папа уходят — есть няньки, гувернантки. Играет наш маленький аристократик оловянными солдатиками времен королевы Виктории.

Мы видим, что воспитание абсолютно разное. Есть ли у вас мысль или предположение, что аристократы воспитывают своих детей правильно, а кочевники — неправильно?

Всё-таки большинство людей считает, что и аристократы воспитывают детей правильно, и кочевники воспитывают правильно. Просто одни воспитывают будущего аристократа, а другие воспитывают будущего кочевника.

Вы, конечно, не аристократы и не кочевники, вы окажетесь где-то посередине: кто-то окажется близко к аристократам, кто-то — ближе к кочевникам. Мы только что выяснили, что воспитание аристократов такое же правильное, как воспитание кочевников.

Значит, что бы вы ни делали, это будет правильно. Только вам надо определиться, куда попал ваш ребенок? Где он будет спать? Что он будет есть? С чем он будет играть? Будут ли его оставлять одного?

Вам нужно определить, на что вам нужно опираться. Одни опираются на традиции английской аристократии, другие опираются на свой способ хозяйствования. А на что же вам опираться? Традиций как таковых нет, способ хозяйствования в городах тоже различается.

К содержанию

Ребенку надо знать, куда он попал

Конечно, все мы — биологические существа. Можно сказать, что у кочевника и аристократа много общего: у каждого по две руки, две ноги, два глаза, обоих, например, любит мама. И мама-аристократка, и мама-кочевница любят своих детей. Конечно, общего много. В соседнем доме две квартиры: в одной детям разрешают есть мороженое на улице, а в другой не разрешают — не потому, что не любят. Просто у них есть какие-то свои представления о гигиене, у них есть представления о состоянии горла их ребенка, собственные детские травмы...

У меня, например, была смешная детская травма. В нашем роду никто не тонул, но моя мама по каким-то причинам ужасно боялась, когда я купалась. Всё мое купание происходило под вопли мамы с берега: «Катя, выйди из воды!». Поразительно, но иногда она начинала кричать раньше, чем я в нее входила. Однажды я ее поймала на этом, спросила: «Мама, что ты говоришь? Ты себя слышишь? Я еще туда не зашла». Мама ничуть не смутилась: «Тебя так сложно выгнать потом оттуда».

Поэтому когда у меня появились дети, я сказала: «Дети, вы будете плавать в любом месте, в любое время года по требованию. Покажется водоем, и я вам разрешаю туда нырнуть в любое время года, если сумеете пробить лед». Надо сказать, что мои дети совершенно не рвались купаться, тем более — пробивать лед. Они иногда этим пользовались исключительно из куражных соображений.

Я помню, как мы шли по Университетской набережной в Петербурге в ноябре в музей. Мой сын говорит приятелю: «Спорим, мне мама разрешит сейчас здесь искупаться?». Тот удивляется: «Что? Здесь? В грязной воде в ноябре? Нет, конечно, не разрешит». Мой сын говорит: «Спорим на рубль?». Товарищ соглашается. Сын спрашивает: «Мама, можно, я искупаюсь?». Я говорю: «Зайчик, конечно. Там спуск есть. Только голову не мочи, потому что если голову намочишь, то в музей уже не попадем».

Мой сын радостно говорит: «Давай рубль». Его приятель тоже не дурак, говорит: «Сначала искупайся, а потом дам». Конечно, мой ребенок купаться не полез, но, в целом, от чего же нам отталкиваться? От чего отталкиваются аристократы и кочевники?

С одной стороны, от традиций. С другой — от собственного удобства.

Ребенку нужно знать, куда он попал. Когда для него наступает момент картирования мира, ему нужно только знать, где он.

Это происходит примерно в полтора года, когда включается биологическая программа установления границ. Это та программа, когда ребенку говорят: «Не ходи, Петя, в лужу», — а он, глядя в глаза, идет в лужу. Она работает, кроме детей, у щенят, у котят, у маленьких медведей. Это — программа установления границ: что я могу сделать, и что мне за это будет.


Добавить отзыв к статье
Введите код, который Вы видите на картинке: Code * - поля, обязательные для заполнения.



© 2005-2018, Наш ребенок, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35952.

АЛП-Медиа, ourbaby@alp.ru, Ourbaby.ru, http://www.nashrebenok.ru

Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании АЛП-Медиа и авторов. Права авторов и издателя защищены. Техническая поддержка и ИТ-аутсорсинг осуществляется компанией КТ-АЛП.