Все о детях
от рождения до 3 лет

Статьи

Мы все очень уязвимы. О послеродовой депрессии – простыми словами

Почему все больше молодых мам испытывают послеродовую депрессию

Содержание:

Беременность и роды — триггеры, запускающие дремлющие до поры до времени психические расстройства. Звучит устрашающе, но это факт. При этом абсолютное большинство женщин, чьё состояние ухудшится, не нанесут своим младенцами ни малейшего вреда. Но их собственное материнство может превратиться в непосильную ношу.

Послеродовая депрессия в списке этих расстройств будет номером один. Она возникает, в том числе, у самых благополучных женщин — образованных, успешных, любимых близкими. Более того, существует типичный сценарий развёртывания болезни, вытекающий из особенностей нашей сегодняшней жизни. О нём-то мне и хочется поведать.

Послеродовая депрессия: типичный сценарий

К содержанию

Послеродовая депрессия: типичный сценарий

Давайте нашими героями будут Николай и Мария. Им под тридцать. Грамотные, амбициозные, привыкшие много работать, они знакомятся и понимают, что хотят быть вместе. Более того, они оба согласны, что и с первенцем затягивать не стоит. Они проходят медицинское обследование, убеждаются, что здоровы, и вскоре наступает желанная беременность.

Обсудив приятные перемены, наши герои приходят к выводу, что будут придерживаться традиционной модели. Николай будет зарабатывать — тем более, его карьера идет вверх, а Мария останется с ребёнком.

Николай убежден, что растить ребёнка должна именно мать, а не чужой человек. Мария не против няни хотя бы на полдня, чтобы сохранить возможность профессиональной деятельности, но муж настаивает. Он обещает взять на себя бытовые хлопоты и уверяет, что так будет правильно для малыша.

Рассчитывать на помощь родителей этой паре не приходится. Родители Марии живут в другом городе, а маме Николая много лет, и ее здоровье оставляет желать лучшего. Из помощников есть домработница, которая приходит дважды в неделю, и курьер, привозящий продукты из интернет-магазина.

Увы, беременность Марии проходит не совсем гладко. Сперва её донимает токсикоз, потом к нему присоединяется анемия. Мария же рассчитывала, что девять месяцев пролетят без проблем. Она — здоровая женщина и так ответственно подошла к материнству! Ей тревожно от того, что ожидания и реальность расходятся, и у неё впервые возникает что-то вроде недоверия самой себе. Если тяжело уже сейчас, что же будет дальше?

Роды, к которым пара готовилась самым тщательным образом, тоже идут не по плану. Непонятно почему, но схватки останавливаются в самый неподходящий момент, и врачи делают экстренное кесарево. Но это так вредно для ребёнка! Мария и Николай много читали о естественных родах и даже не сомневались, что их малыш появится на свет без каких-либо вмешательств.

Мария деморализована. Ей кажется, что в случившемся есть и её вина. Надо было чаще ходить на йогу. Надо было лучше выбирать роддом. Она только-только стала матерью, но уже оказалась недостаточно хорошей.

И вот семья дома. Первую неделю, взяв отпуск, Николай помогает своей жене, но дальше ей придётся обходиться в одиночку. Шов тем временем болит. Грудь не расцеживается. Драгоценный ребёнок спит только на руках, но, стоит его положить рядом, просыпается и кричит.

Дни и ночи сливаются воедино. Мария не понимает, что с ней творится. Ещё недавно её жизнь была понятная и подконтрольная, а сейчас всё валится из рук. Девочки на форуме пишут, как они счастливы, но сама она не чувствует ничего, кроме ответственности и нарастающей тревоги. Она обязана быть стойкой. Она обязана быть тёплой и нежной. Но откуда бы эту нежность взять? Нет, с ней явно что-то не так.

На фоне тревоги исчезает сон. Субботним утром Николай гуляет с коляской, но Мария не может уснуть и в тишине. Несмотря на усталость, напряжение не уходит. Кажется, что через её тело проходит ток, левую руку жжёт, голова распухает от мыслей. «Я не выдержу, я никчемная мать, я не справляюсь с тем, с чем справляются все на свете».

Когда Николай возвращается, она снова заговаривает о няне, но наталкивается на непонимание. «Слушай, но их же не пятеро, — говорит её муж. — Мы же обо всем договорились. Я не хочу, чтобы моего сына держала на руках чужая тётка. Тем более, по дому тебе ничего делать не надо».

Мария чувствует, что Николай прав. Ей нечего возразить. Она боится рассказать о том, что с ней происходит, поскольку это явно ненормально. Да и разве можно говорить такое вслух, что ей хочется туда, назад, где ребёнка нет и в помине? Теперь Мария понимает, что и раньше была склонна к унынию и тревоге, но её спасала работа. Спасали спорт, общение с друзьями, новые впечатления. А сейчас у неё нет ничего, что могло бы исправить ситуацию. Ей кажется, что она сходит с ума.

Однажды, вернувшись с работы, Николай ещё у входа чувствует резкий запах гари. На плите подгорают котлеты. Его жена сидит на кухне с отсутствующим лицом и, кажется, вообще не реагирует на происходящее. В спальне кричит ребёнок. И сколько он уже так кричит?

Эта пугающая картина впервые заставляет его признать, что жена действительно не справляется. С ней происходит что-то, что не укладывается в его понимание, но это «что-то» более чем реально. Обычно живая и деятельная, Мария сейчас больше похожа на призрак. Похоже, его близкий человек беде, и он должен ей помочь.

Эта история закончилась хорошо. Мария обратилась к психотерапевту, который диагностировал послеродовую депрессию и выписал таблетки. С их помощью быстро восстановился сон, и она, наконец, вернула себе возможность засыпать всякий раз, когда засыпал ребёнок. Настроение её заметно улучшилось, и одновременно где-то в глубине души высвободилось много нежности к малышу — так много, что она даже не ожидала.

Кроме того, супруги нашли отличную няню, и Мария смогла вернуться к работе, выполняя разовые заказы своей фирмы. Буквально пару часов в день, но эти часы вернули ей чувство контроля над происходящим. Ей всё больше нравилось быть матерью, и теперь она находила, что её жизнь стала много, много лучше.

Что приводит к послеродовой депрессии

К содержанию

Что приводит к послеродовой депрессии

Какие моменты, провоцирующие послеродовую депрессию, можно выделить в этой истории?

Проблемная беременность, непростые роды, сложности со здоровьем в послеродовой период — это раз.

Резкая смена образа жизни — уход из профессии, сокращение дружеских контактов, монотонный режим дня — это два.

Нарушения сна (тем женщинам, кто и до беременности страдал бессонницей, особенно сложно приспособиться к рваному графику сна) — это три.

Необходимость неотлучно быть при ребёнке, отсутствие помощи — это четыре.

Склонность к депрессивным и тревожным реакциям — это пять.

И наконец, нереалистичные требования к самой себе. Быть позитивной, всё успевать, отлично себя чувствовать, испытывать бесконечное умиление ребёнком, не забывать о саморазвитии... Никогда прежде молодые матери не ставили перед собой столько невыполнимых задач, не загоняли себя в ловушку постоянного несоответствия.

Масла в огонь подливают и социальные сети. На фото — плоские животы вчерашних родильниц, не знающие колик карапузы, идеально чистые кухни. Безупречная жизнь, которая не имеет ничего общего с настоящей, но почитается за образец. Несмотря на комфортный быт, стиральные машины и подгузники, мы имеем собственный набор депрессогенных факторов и полный комплект рисков уйти в болезнь.

К содержанию

Если вы заметили признаки послеродовой депрессии

Что со всем этим делать, в общем, понятно.

В первую очередь — учиться фильтровать информацию. На нас льётся столько нарциссического вранья, что нормальное восприятие мира невольно размывается. Нет, не все беременные едут в роддом с работы и не все живут в йога-классах. Некоторые проводят большую часть из девяти месяцев на сохранении и потом становятся хорошими матерями. И рожают дома в руки мужу тоже, слава богу, не все. Большинство делают это в роддомах с разной степенью естественности. Сценариев много, и каждый из них имеет право на существование вне зависимости, одобрят ли его в инстаграме.

Неплохо ещё во время беременности написать напоминалку: если я буду чувствовать себя плохой матерью дольше, чем несколько дней подряд, я обращусь к врачу. И обратиться, если это произойдет. В быстро вылеченной послеродовой депрессии нет ничего ужасного — куда хуже в ней застрять из-за идеи, что следует справиться самостоятельно.

Ещё — искать помощников и сохранять за собой право хоть на кусочек прежней жизни. Не переоценивать свои силы и не равняться на кого-то, у кого всё на пять с плюсом. Во-первых, это может быть враньём. А во-вторых, все мы разные.

И да, нам нужен кто-то, кто будет на нашей стороне. Не обязательно мама — мамы бывают разными, и даже не обязательно муж. Это может быть сестра или подруга, кто, взглянув со стороны, вовремя скажет — это уже не ты, это болезнь (и посидит с ребёнком, когда ты поедешь к психотерапевту). И пусть форумчанки сколь угодно хвастаются своими материнскими подвигами. Наша задача — не поразить мир, а как-нибудь потихонечку справиться.

А если вы, читающие этот текст, родственницы или подруги молодой мамы, забудьте про свой блистательный опыт. Посмотрите на близкого человека. В порядке ли она? Выглядит ли здоровой? Не нужно оценивать её право на плохое самочувствие — просто помогите, если что-то не так. Отправьте к врачу, дайте выспаться, наведите порядок в квартире. Проявите милосердие. Мы все, до единой, на самом деле очень уязвимы, но это не делает нас худшими людьми и никудышными матерями.


Добавить отзыв к статье
Введите код, который Вы видите на картинке: Code * - поля, обязательные для заполнения.



© 2005-2019, Наш ребенок

SIA "ALP-Media", info@ourbaby.ru, Ourbaby.ru, https://www.nashrebenok.ru

Материалы сайта носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Права авторов и издателя защищены.