Все о детях
от рождения до 3 лет

Статьи

4 мифа об эпилепсии у детей. Как правильно помочь во время приступа

Эпилепсия: фебрильные судороги ни при чем

Содержание:

О самых распространенных мифах о жизни и здоровье взрослых и детей с эпилепсией рассказывает детский невролог и эпилептолог Василий Ноговицын.

Эпилепсия у детей

К содержанию

Миф 1: приступы — это только конвульсии с пеной изо рта

Нет, это только один тип приступов, а их более сорока. В последние годы активизировалась работа Международной противоэпилептической лиги (ILAE), которая уточняет новые формы и типы приступов.

Но большинству известны именно генерализованные судорожные приступы, когда человек падает, теряет сознание, его бьют судороги во всем теле, у него может пойти пена изо рта, причем это просто обычная слюна. Может быть мочеиспускание, может быть прикусывание языка с окрашенной кровью пеной.

Эти приступы обычно не так опасны, как кажется. Хотя чем старше ребенок и чем больше масса тела взрослого, тем больше вероятность физических повреждений — тяжелый человек может упасть, удариться и нанести себе травму. Бывают переломы и травмы при падении или во время движений конечностей во время приступа.

Сам приступ человек часто вообще не чувствует и может о нем ничего не знать, но после приступа может быть головная боль, тошнота, нарушение координации и речи. А может ничего не быть — человек может проснуться и задуматься, почему он только что стоял, разговаривал с людьми, а сейчас вокруг него врачи.

К содержанию

Миф 2: при приступе эпилепсии надо скорее засунуть между зубов ложку

Это опасный миф, потому что ни в коем случае ничего постороннего человеку без сознания вводить в рот не надо, и неважно, эпилептический приступ у него или нет. Предполагается, что человек проглотит язык, или язык западет куда-то, или он сожмет зубы и откусит себе язык.

Язык, кстати, нельзя откусить во время приступа, можно только ссадины нанести, которые как раз дают ту розовую пену, которая бывает во время приступа. На самом деле никаких проблем с языком чаще всего нет, кроме того, что в положении на спине язык может перекрыть дыхательные пути, поэтому первая помощь — это повернуть человека на бок.

Если мы попытаемся разжимать челюсти, то сломаем человеку зубы, иногда и челюсти, или сломаем ту самую ложку или палку, которую мы засовываем ему в рот. Тогда все, что находится во рту — те же самые зубы, отломки ложки, любые инородные тела — могут попасть в дыхательные пути, и можно человеку, наоборот, навредить, а не помочь.

Нужно вызвать «скорую помощь», если приступ длительный, то есть от пяти минут. В редких случаях нужно введение противосудорожных препаратов, но это уже задача врача.

Самое полезное, что можно сделать, если вы стали свидетелем эпилептического приступа — это снять приступ на видео, то есть достать мобильный телефон и снимать, как человек бьется в судорогах. Это может показаться жестоким и бесчеловечным отношением, особенно тем, кто никогда не видел приступов, но это может дать абсолютно ценную информацию для эпилептолога.

Для врача важно: куда смотрели глаза, были ли они открыты, были ли какие-то подергивания справа или слева, что больше вовлекалось в движение — лицо или нога? Какой был уровень сознания, реагировал ли пациент на обращение или нет? Все это человек в панике может просто не увидеть, не заметить, врачу не сообщить.

Приступ эпилепсии

К содержанию

Миф 3: больному эпилепсией нельзя заниматься спортом, водить машину

Это, в основном, для тех, у кого приступы неконтролируемые, когда они могут случиться в любое время. Тогда действительно человеку запрещены занятия, например, на высоте, откуда можно упасть; в воде, где можно утонуть; с поднятием тяжестей, где можно уронить на себя что-то. А бытовые нагрузки и общую физическую подготовку запрещать не надо.

Другой момент, если человек, зная, что у него эпилептические приступы, да еще и не выполняя назначения врача, пойдет в спортзал и начнет заниматься штангой. Он может нанести себе увечья.

Один мой пациент занимается жимом штанги лежа. И у него случались приступы, и некоторые приступы ему даже не мешали, а помогали, потому что приступы случались в виде подергиваний, и штанга только сильнее летела вверх. Пока у него не случился приступ, когда штанга полетела, наоборот, вниз, его было трудно уговорить, что вообще-то неплохо было бы начать лечиться.

По поводу вождения машины есть статистика: люди с эпилепсией в два раза чаще попадают в автомобильные катастрофы. При этом существуют разные подходы в запрете на вождение. У российских пациентов нет шансов, по закону им не дадут водительские права вообще. В некоторых американских штатах без машины практически не выжить, поэтому там существуют ограничения, но они временные. В европейских странах подходы отличаются радикально. В некоторых тоже пожизненное ограничение, а в некоторых может быть год, три, пять, в зависимости от того, сколько времени нет приступов.

С другой стороны, есть доброкачественные детские формы эпилепсии, которые проходят практически в 100% случаев, несмотря на то, что в три года у ребенка может случиться многочасовой эпилептический приступ. Но он будет единственным в жизни, и ничего подобного никогда больше не случится. Насколько нужно в таких случаях что-то запрещать — большой вопрос.

К содержанию

Миф 4: фебрильные судороги приведут к эпилепсии

Фебрильные судороги не имеют отношения к эпилепсии. Эти судороги связаны только с повышением температуры, и чаще всего — у детей до 3-5 лет. Они заканчиваются сами, и по большому счету лечения не требуют, несмотря на то, что могут быть пугающими. Многие руководства вообще не рекомендуют в таких случаях делать «неврологические» обследования, например, ЭЭГ. Если же приступ протекал нетипично, или приступы повторяются в течение суток, продолжаются больше 15 минут, или они локальные, охватывают только часть тела — тогда это повод для обследования.

Если у маленького ребенка фебрильный приступ, то есть судороги плюс температура, то первое, что врачи должны заподозрить, это даже не эпилепсия, а нейроинфекции — менингиты, энцефалиты.

Есть некоторые генетические мутации, которые обеспечивают склонность к частым фебрильным приступам. Тогда можно рекомендовать противосудорожное лечение — обычно либо на период, когда повышается температура, либо настоящее многолетнее противоэпилептическое лечение, если приступы появляются и без температуры. Но это редкость, а в большинстве случаев это все-таки доброкачественное состояние, которое проходит само по себе и не требует никакого лечения.

Кстати, во врачебной среде существует устойчивый миф — если у ребенка были фебрильные судороги, то впредь не надо допускать температуру выше 37-37,50.

Во-первых, не в человеческих силах не допустить любое повышение температуры. Доказано, что избыточный прием жаропонижающих средств никак не влияет на вероятность повтора приступа. Можно изо всех сил закормить человека жаропонижающими, и при этом все равно приступ случится, потому что он может случиться внезапно на резкий подъем температуры.

Или, наоборот, если родители увидели у ребенка температуру 37,0, в панике бросаются за жаропонижающими, вводят большие дозы, тут еще и опасность интоксикации жаропонижающими, а действие их наступает минут через 20 или 30, и за эти 20-30 минут температура успевает сделать свое дело, и случается приступ. Или иногда приступ случается на обратной волне — на падении температуры.

Поэтому снижать температуру у детей с фебрильными судорогами можно так же, как у всех остальных — при температуре, которая вызывает плохое самочувствие. Это «лечение для комфорта».

Продолжение следует.


Добавить отзыв к статье
Введите код, который Вы видите на картинке: Code * - поля, обязательные для заполнения.



Закрыть

© 2005-2018, Наш ребенок, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35952.

АЛП-Медиа, ourbaby@alp.ru, Ourbaby.ru, http://www.nashrebenok.ru

Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании АЛП-Медиа и авторов. Права авторов и издателя защищены. Техническая поддержка и ИТ-аутсорсинг осуществляется компанией КТ-АЛП.