Все о детях
от рождения до 3 лет

Статьи

Как не пропустить начало эпилепсии у ребенка

Зачем снимать приступ эпилепсии на видео и делать ЭЭГ

Содержание:

Почему эпилепсия — это не психическое заболевание, у кого ее нужно лечить и как не пропустить у собственного ребенка, рассказывает детский невролог и эпилептолог Василий Ноговицын.

Что должно насторожить родителей

К содержанию

Что должно насторожить родителей

Ребенок начинает подергиваться во сне, может даже подойти к спящим родителям, разбудить их и показать, что с ним что-то не так — слюна течет, дергается все. Продолжаться это может минуту. Потом ребенок приходит в обычное состояние и идет спать дальше.

Многие родители не воспринимают это как приступ, думают, что ребенку что-то приснилось, ну, пришел и пришел, пусть идет дальше спать. Во многих случаях это может быть даже и оправдано, потому что тогда ребенок не подвергается агрессивному лечению, так как здесь описан приступ, характерный для доброкачественной роландической эпилепсии, которая обычно проходит сама. Но точно такие же приступы могут быть и при других формах эпилепсии, поэтому лучше обследоваться.

Ребенок лежит, сначала у него подернулся угол рта, через некоторое время подергивания повторились, потом все чаще и чаще, дальше распространились, например, на руку — это тоже настораживающий признак. Стереотипность, асимметрия, повторяемость, эволюция подергиваний — это признаки, которые могут указывать на неблагополучие.

К содержанию

Что надо сделать сразу

Нужно снять приступ на видео. Ночью можно поставить видеокамеру с инфракрасной подсветкой или автомобильный видеорегистратор. Сняв видео, надо показать эпизод врачу: иногда можно по одному внешнему виду определить форму эпилепсии.

Приходит на прием абсолютно нормально развитый ребенок — без каких-то двигательных, чувствительных, координаторных проблем. И при этом на видео есть такой эпизод в ночном сне: никаких судорог, просто во сне ребенок внезапно открыл глаза, повернул голову в сторону и лежал так полчаса, после этого его вырвало, и он уснул опять.

Это пример синдрома Панайотопулоса, доброкачественной формы эпилепсии. При этой форме эпилепсии до трети всех пациентов испытывает единственный приступ в жизни, во многих случаях это можно не лечить совсем.

Но если при осмотре у ребенка очевидны задержка в развитии или очаговые симптомы, нарушение подвижности или прогрессирующее течение с утратой навыков, тогда надо разбираться, что это такое, и пройти обследование — от нейровизуализации, МРТ до сложных генетических методов.

К содержанию

Куда идти и с чего начинать лечение

В первую очередь, надо идти к неврологу. Эпилептология — это раздел именно неврологии, не отдельная наука. В России не существует сертификата эпилептолог, но есть курсы по эпилептологии. Обычно родители отправляются в центры, где таких специалистов больше, больше времени на прием и больше диагностических возможностей.

Электроэнцефалография — единственный метод диагностики эпилепсии как таковой, именно так «измеряется» электрическая активность мозга.

Эпилепсия — это болезнь избыточных разрядов в нервных клетках, и эти разряды видны на ЭЭГ. На МРТ можно увидеть, из какой области мозга пришли эти разряды и нет ли там опухоли. Генетические тесты покажут, есть ли наследственные заболевания. Это поиск причины. А поиск самого факта эпилептического разряда — это только электроэнцефалограмма.

Можно делать обычную ЭЭГ, которую называют «рутинная ЭЭГ», она длится 20-30 минут. Этот метод в настоящее время достаточно ограниченной ценности, потому что очень много случаев, когда между приступами на ЭЭГ полная норма.

Дальше идет ЭЭГ-видеомониторинг — более длительное исследование, с возможной провокацией приступа, несмотря на то, что родители этого пугаются. Но если приступ случился во время исследования, это золотой стандарт, и в большинстве случаев можно сказать точно — эпилептический он или нет.

Где-то 1-5% детей на ЭЭГ имеют типичную активность, характерную для эпилепсии, но большинство детей, у которых приступов нет, но при этом есть эпилептиформная аномалия на ЭЭГ, эпилепсией в дальнейшем не болеют. Риск у них может быть несколько выше, чем у обычного ребенка, у которого нет на ЭЭГ ничего, но при этом этот риск обычно меньше 10%.

Иногда такие дети приходят к доктору, не очень знающему проблему, и могут получить достаточно агрессивное лечение, иногда на него еще не очень хорошо среагировать и ценой многолетних мучений с перебором разных препаратов прийти, наконец, к тому, что лечить-то оказывается было и нечего.

К содержанию

К эпилепсии не относятся

Снохождение (лунатизм) — это не эпилептическое расстройство. Если есть что-то еще в дополнение к этому, то да, надо задуматься.

Головная боль сама по себе — это тоже не эпилептическое расстройство, если она не возникла после эпизода с утратой сознания. То есть если человека нашли без сознания, и после этого у него болит голова, то это похоже на эпилептический приступ.

Тики обычно внешне отличаются от эпилептических приступов, и они к ним вообще никак не относятся. Если они выглядят стандартно, типично, то есть международная рекомендация не делать таким детям ЭЭГ, потому что есть риски найти то, чего не ожидаем, и тем испортить родителям жизнь. То есть если что-то выглядит не как приступ, то лучше не углубляться. Существует огромная проблема гипердиагностики изменений на энцефалограмме.

Ночной энурез тоже обычно не показатель для того, чтобы искать эпилепсию.

Нужно ли идти к психиатру

К содержанию

Нужно ли идти к психиатру

Эпилепсия к психиатрии имеет опосредованное отношение. Психиатры чаще всего нужны неврологам, когда речь идет о проблемах психической деятельности у человека, которые можно выявить только при тщательном опросе, или если есть ухудшение психических функций из-за самой эпилепсии, из-за того, что лечение проводится психоактивными препаратами.

Или, что часто бывает, у человека депрессия из-за хронического заболевания, и здесь нужны психиатры именно с позиции психотерапевтической. А вот именно чтобы психиатр-эпилептолог, это скорее исключение.

К содержанию

Чего не надо делать, если у ребенка эпилепсия

Лучше не ходить в интернет-группы за конкретными рекомендациями. Хотя некоторые родители читают источники, знают последние данные, ориентируются не хуже врачей. Но как раз в родительских группах очень часто поддерживаются спекулятивные моменты, когда пиарятся разные биодобавки, ненаучные методы лечения эпилепсии. В группе лучше спросить, какие были, допустим, результаты у конкретного врача, насколько сработало лечение, насколько понятно он все объясняет, есть ли с ним дальнейшая связь.

Бывает абсолютно магическое сознание, когда эпилепсию пытаются лечить иголками, экзотикой разной. Китай очень популярен, иглоукалывание. Или пресловутые дельфины, собаки, лошади и т.д. Дельфинотерапия, иппотерапия — «терапия» тут в кавычках, потому что это развлечение. Да и не всегда ребенку нужно плавать в таких ситуациях, да и вообще находиться в воде. Плюс это жестокое обращение с животными, и еще неизвестно, где эти дельфины содержатся и какую инфекцию на себе носят.

К содержанию

В России и на Западе эпилепсию лечат одинаково

Тактика лечения одинаковая и в России, и за рубежом, потому что все глобально направляющие врачей документы исходят от Международной противоэпилептической лиги (International League Against Epilepsy — ILAE).

По лечению эпилепсии в России фактически есть все то же самое, за исключением непонятных ограничений по некоторым лекарствам, которые бывают необъяснимы. Иногда препарат не получил у нас лицензию из-за каких-нибудь бюрократических проблем.

Например, существует проблема с вигабатрином, который в раннем детском возрасте помогает бороться с инфантильными спазмами. Препарат выбора, «золотой стандарт», но в России его нет, и пациентам приходится возить его из-за границы или покупать в интернете неизвестно что.

А препараты, которые нужны для борьбы с эпилептическим статусом дома до приезда скорой, вообще в списке Госнаркоконтроля, и если человек захочет их открыто провезти через границу, его могут просто арестовать, и врачи не имеют права выписывать на них рецепты.

Есть необъяснимые случаи — однажды из аптек пропал препарат, который стоит 50 рублей, он применяется для агрессивного лечения при тяжелых формах эпилепсии. И если у пациента он внезапно закончится, а его нет в аптеке, есть опасность, что человек поедет в реанимацию, потому что приступы могут выйти из-под контроля и будет эпилептический статус — приступ не останавливается и может продолжаться и полчаса, и час, и несколько часов. А это уже угроза жизни, потому что могут быть нарушения сердечно-легочной деятельности и мозгового кровообращения.

И даже если перебой в аптеке будет продолжаться всего пару недель, рецепт на эти препараты строгой отчетности и может быть уже просрочен. Пациенту надо бежать куда-то, где ему снова дадут этот рецепт, а может, еще и не дадут из-за бюрократических сложностей.

Продолжение следует.


Добавить отзыв к статье
Введите код, который Вы видите на картинке: Code * - поля, обязательные для заполнения.



Закрыть

© 2005-2018, Наш ребенок, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35952.

АЛП-Медиа, ourbaby@alp.ru, Ourbaby.ru, http://www.nashrebenok.ru

Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании АЛП-Медиа и авторов. Права авторов и издателя защищены. Техническая поддержка и ИТ-аутсорсинг осуществляется компанией КТ-АЛП.